Микробиоценоз кишечника

Раповец В.А.

Корректоры микробиоценоза кишечника.

Биоценоз кишечника – это микробное разнообразие, в норме заселяющее толстый кишечник человека. Функции микроорганизмов: участие в процессах пищеварения, формирование иммунитета человека, трофическая, энергетическая, стимуляция перистальтики кишечника, детоксикация, образование нейромедиаторов.

Дисбиозом принято называть количественное и качественное нарушение состава нормальной кишечной микрофлоры.

Факторы риска и причины нарушений биоценоза кишечника:

· заболевания органов пищеварения:

· лучевая или химиотерапия;

· нарушение питания (прием недоброкачественной, высокоуглеводной и т.п. пищи).

Проявления нарушений биоценоза кишечника:

· Нарушения стула (запоры, поносы),

· Общие симптомы: слабость, повышенная утомляемость, нарушение цвета лица, снижение массы тела или, наоборот, ожирение.

Впервые такое понятие как «дисбактериоз кишечника» появилось в начале ХХ века, точнее, в 1916 г., в период бурного развития микробиологии. Оно было предложено A. Nestle и обозначало появление в кишечнике человека под влиянием неблагоприятных факторов (в основном кишечных инфекций) «неполноценных» штаммов кишечной палочки, в отличие от «полноценных», свойственных здоровым людям. Для «полноценных» штаммов было характерно наличие выраженной антагонистической активности по отношению к возбудителям кишечных инфекций. Позже, в 50-х г. прошлого столетия, А. Nestle , Л. Г. Перетц и другие исследователи расширили это понятие. Под кишечным дисбактериозом стали подразумевать изменение кишечной микрофлоры, характеризующееся снижением общего количества типичной кишечной палочки (с нормальной ферментативной и антагонистической активностью), бифидобактерий и лактобактерий и появлением лактозо-негативных эшерихий, гемолизирующих кишечных палочек, увеличением количества гнилостных, спороносных, гноеродных и других бактерий.

Диагностика.

Исследование кала на дисбиоз является трудоемким и достаточно дорогостоящим. ПВ клинической практике используется интерпретация ограниченного спектра кишечной микрофлоры (2).

Особенно сложно трактовать микробиологические находки в раннем детском возрасте (3). Микробиоценоз кишечника претерпевает в первые дни и недели жизни существенные изменения. Причем существует устойчивое мнение, что эти изменения наблюдаются только на протяжении первого месяца жизни ребенка. Так, А. М. Запруднов и Л. Н. Мазанкова выделяют три фазы микробного заселения кишечника ребенка в первый месяц после рождения: первая фаза, асептическая, продолжается 10—20 ч, вторая фаза — фаза заселения — до двух—четырех дней, и, наконец, третья фаза представляет собой период стабилизации микрофлоры. При этом авторы подчеркивают, что продолжительность первых двух фаз варьирует, в зависимости от множества факторов: в частности, от состояния здоровья новорожденного, времени и условий, в которых произошло первое прикладывание его к груди и т. д.

Таблица. Нормальные показатели микрофлоры испражнений у детей

Нормальные показатели

Патогенные энтеробактерии

Кишечные палочки

10 6 -10 7

Лактозонегативные кишечные палочки

Гемолизирующие кишечные палочки

Условно-патогенные энтеробактерии

0-10 3

Энтерококк

10 5 -10 6

Стрептококк

0-10 3

Стафилококк золотистый коагулазонегативный

Лактобактерии

Бифидобактерии

Грибы рода Кандида

Дрожжеподобные грибы

Спорогенные анаэробы

У здоровых детей микрофлора тонкого кишечника немногочисленна: в подвздошной кишке общее количество бактерий составляет 106 КОЕ/мл, а в остальных отделах тонкого кишечника — менее 104 КОЕ/мл. Если в двенадцатиперстной и тощей кишках доминируют стрептококки и лактобациллы, то в толстом кишечнике преобладает анаэробная флора. Наиболее заселена микробами толстая кишка: их количество достигает 1011 КОЕ/г фекалий.

В зависимости от характера изменений просветной микрофлоры толстого кишечника выделяют 4 степени дисбиоза (2).

I степень характеризуется уменьшением количества бифидо- и/или лактобактерии на 1-2 порядка. Возможно снижение (менее 106 КОЕ/г фекалий) или повышение (более 108 КОЕ/г) содержания кишечных палочек с появлением небольших титров измененных их форм (свыше 15%).

II степень дисбиоза определяется при наличии одного вида условно-патогенных микроорганизмов в концентрации не выше 104КОЕ/г или при обнаружении ассоциаций условно-патогенных бактерий в небольших титрах (103-104 КОЕ/г). Для нее характерны высокое содержание лактозоотрицательных кишечных палочек (более 104 КОЕ/г) или Е. coli с измененными ферментативными свойствами (неспособных гидролизировать лактозу).

III степень дисбиоза регистрируется при выявлении условно-патогенных микроорганизмов в высоких титрах как одного вида, так и в ассоциациях.

Тип нарушений при дисбиозе может быть изолированным, комбинированным и дислоцированным. Последний оценивается также как IV степень дисбиоза, при которой рассматривается вероятность так называемой декомпенсации, т.е. возможности селекции определенных условно-патогенных микробов с вирулентными свойствами, которые дислоцируют через кишечник в кровь и являются этиологическим фактором системных инфекций (вплоть до сепсиса).

Дисбиоз необходимо дифференцировать с другими заболеваниями:

· хронические воспалительные заболевания кишечника;

· синдром раздраженного кишечника;

· непереносимость белков коровьего молока;

· эозинофильный энтерит и другая, более редкая патология.

Несомненные успехи внедрения фармакотерапии антибактериальными препаратами инициировали проблему ятрогенного дисбиоза — дисбаланса микробиома кишечника(1) .

В природе антибиотики вырабатываются бактериями, грибами для подавления других микробов. Натуральные и полусинтетические антибиотики нарушают обмен витаминов по типу синдрома мальабсорбциию Сульфаниламиды , прямо нарушая обмен витаминов, чаще всего фолиевой кислоты, оказывают антибактериальное действие. Фторхинолоны нарушают синтез белка, снижают ферментативную активность слизистой кишечника по типу маль-абсорбции.

Сегодня для нормализации кишечной флоры применяются:

1)пробиотики — жидкие или сухие;

3) синбиотики ( комбинации пре-про-биотиков);

4) симбиотики (комбинации пробиотиков ).

Пробиотиками считают жизнеспособные бактерии, благоприятно воздействующие на здоровье человека. К ним относят непатогенные виды и штаммы лактобактерий, бифидо-бактерий, кишечной палочки, дрожжевых грибов Saccharomyces cerevisiae. Полезные свойства пробиотиков уже давно используются человеком для ферментации и консервации пищевых продуктов- молока, мяса, рыбы, зерна, овощей, фруктов, корнеплодов.

Пребиотиками принято считать пищевые вещества, являющиеся субстратом для питания и роста пробиотиков. К ним относят некрахмальные олиго-поли-сахариды, белковые компоненты, гидролизаты культур бактерий, инактивированные культуры дрожжевых грибов Saccharomyces cerevisiae.

У здорового человека количество симбиотиков, микроорганизмов кишечника и мочеполовой системы составляет до 600 видов. Их средняя биомасса у человека весом 80 кг более 4 кг. Из них заселяет ЖКТ 60% микрофлоры, ротоглотку- 15%, 11%- мочеполовой тракт ( 9%- вагинальный отдел), 14%- кожные покровы. В процессе эволюции кишечник человека сформировал симбиоз между бактериями и клетками организма.

Ведущую роль в биоценозе кишечника играют бифидобактерии. Они насчитывают более 30 видов. Контролируют процессы всасывания белков , гидролиза жиров, синтеза витаминов группы В, лизоцима, интерферонов, цитокинов.

Действие пробиотиков на функцию кишечника ( данные WGEO,2008 ):

1) переваривание пищи,

2) конкуренция за питание и адгезию с патогенами,

3) локальное изменение рН и производство бактериоцинов для угнетения патогенов,

4) нейтрализация свободных радикалов,

5) стимуляция муцинов,

6) повышение барьерной функции кишечника,

7) модификация патотоксинов.

Иммунологический эффект пробиотиков:

1) активация локальных макрофагов,

2) увеличение продукции IgA,

3) модулирование цитокинов,

4) вызов гиперреакции на пищевые аллергены.

Лекарством принято считать симбиотический препарат ,содержащий более 109 КОЕ (колоние-образующие единицы в 1г каждого вида бактерии ). Препараты в дозе менее 109 КОЕг считаются биологически активными добавками. Но даже увеличение дозировки до 42Х 109 КОЕг не решило проблему.

Для защиты препарата от кислотного воздействия желудочного сока применяются кишечно-растворимые капсулы. Для коррекции биоценоза кишечника необходимо внесение колоний бактерий , содержащих до 10 симбионтов. Наилучшие условия для существования бактерий создаются в биопленках. Идеальный корректор биоценоза кишечника должен содержать: пробиотики, пребиотики, витамины и микроэлементы.

Микробиоценоз желудочно-кишечного тракта: современное состояние проблемы

Определите значение слов, и вы избавите свет от половины его заблуждений. Декарт Афоризм, вынесенный в эпиграф данной статьи, как нельзя лучше отражает состояние проблемы по дисбиозам, поскольку до сих пор остается множество вопросов.

Определите значение слов,
и вы избавите свет от половины его заблуждений.

Декарт

Афоризм, вынесенный в эпиграф данной статьи, как нельзя лучше отражает состояние проблемы по дисбиозам, поскольку до сих пор остается множество вопросов. Врачи нередко используют в качестве синонимов термины «дисбактериоз», «дисбиоз», «микроэкология кишечника», «микробиоценоз кишечника», которые, в строго научном плане, не эквивалентны. Принципиальный вопрос даже не в используемых терминах, а в понимании сути проблемы и ее общебиологического значения. Его решение позволит более обоснованно и нацеленно проводить терапию, направленную на коррекцию микробиоценоза.

Общие представления о нормальном микробиоценозе ЖКТ

ЖКТ представляет собой одну из наиболее сложных микроэкологических сред организма человека, в которой на суммарной площади слизистой оболочки, составляющей около 400 м 2 , имеется исключительно высокая и разнообразная (свыше 500 видов) плотность микробной обсемененности, в которой очень тонко сбалансировано взаимодействие между защитными системами макроорганизма и микробными ассоциациями [12]. Как полагают, бактерии составляют от 35 до 50% объема содержимого ободочной кишки человека, а их совокупная биомасса в ЖКТ приближается к 1,5 кг [13].

Однако бактерии неравномерно распределены в ЖКТ. Если в желудке плотность микробной колонизации невелика и составляет всего около 103–104 КОЕ/мл, а в подвздошной кишке — 107–108 КОЕ/мл, то уже в области илеоцекального клапана в ободочной кишке градиент плотности бактерий достигает 1011–1012 КОЕ/мл [15]. Несмотря на столь обширное разнообразие видов бактерий, обитающих в ЖКТ, большинство могут идентифицироваться только молекулярно-генетически [13].

Среди бактерий-комменсалов, культивированных из ЖКТ, более 99,9% являются облигатными анаэробами, из которых доминирующими представителями являются: Bacteroides, Bifidobacterium, Eubacterium, Lactobacillus, Clostridium, Fusobacterium, Peptococcus, Peptostreptococcus, Escherichia и Veillonella [16]. Состав обнаруживаемых бактерий в различных отделах ЖКТ весьма вариабелен. В зависимости от частоты и постоянства обнаружения бактерий, вся микрофлора подразделяется на три группы (табл. 1).

Индивидуальность и стабильность микробиоценоза ЖКТ в физиологических условиях у человека является одной из характерных черт. Механизмы поддержания стабильности качественных и количественных параметров индигенной микрофлоры, несмотря на перманентное поступление экзогенных микроорганизмов с водой и пищей, пока до конца не выяснены. Среди ведущих факторов, обеспечивающих такую стабильность, традиционно рассматривают естественные природные защитные системы, которые обеспечивают в том числе и неспецифическую противоинфекционную резистентность (табл. 2).

Хотя структурно-функциональное значение этих систем в обеспечении стабильности микробиоценоза изучено не в равной степени, имеющиеся клинические наблюдения наглядно свидетельствуют о том, что нарушения их функ­циональной активности закономерно сопровождаются изменением состава флоры. Особенно велико влияние нормальной кислотности желудочного сока, обеспечивающего минимальное поступление экзогенных микроорганизмов в тонкую кишку [17].

Кроме этого, развитие концепции микробного сообщества (микробиоты) подразумевает наличие между микроорганизмами регуляторных влияний, позволяющих им координированно участвовать в процессах, происходящих в определенных биотопах (в частности, в ЖКТ). Одним из ключевых механизмов межклеточного взаимодействия между бактериями является механизм quorum sensing («чувство кворума»), впервые описанный в 1999 г. [18], но фактически совершенно не изученный в индигенной микрофлоре ЖКТ.

Клинические аспекты нарушений микробиоценоза ЖКТ

Современные исследования свидетельствуют, что облигатная микрофлора ЖКТ непосредственно участвует во многих жизненно важных процессах макроорганизма внутри самого пищеварительного тракта, а также оказывает многочисленные и разнообразные системные регулирующие функции, в силу чего индигенную микрофлору (нормальный микробиоценоз) кишечника нередко рассматривают в качестве составной части макроорганизма или как экстракорпоральный орган (табл. 3).

Нарушение микробиоценоза ЖКТ, характеризующееся снижением качественных и количественных показателей облигатной и факультативной микрофлоры, способно оказывать и негативное влияние на здоровье человека. Помимо «выпадения» физиологических функций, связанных со снижением плотности присутствия индигенной микрофлоры, развитие дисбиоза может быть сопряжено: а) с транслокацией бактерий и развитием эндогенных инфекционных процессов (вплоть до гнойно-септических состояний); б) со снижением резистентности организма; в) с развитием аллергических и иммунопатологических состояний; г) формированием патогенных клонов бактерий, обусловленным обилием в просвете кишечника плазмидных и хромосомных генов.

Принципы коррекции дисбиотических нарушений ЖКТ

Проблема изучения микробиоценоза ЖКТ сводится к попыткам его коррекции с помощью микробиологических препаратов. Эти попытки предпринимались и на заре изучения данной проблемы (Л. Г. Перетц), и с нарастающей интенсивностью продолжаются сейчас. На сегодняшний день накоплен обширный опыт применения пробиотиков. Обычно их используют в качестве профилактических препаратов и с целью коррекции дисбиотических нарушений. Однако имеется немало статей, в которых описывают и их терапевтический эффект при ряде патологических состояний [19–24].

Поскольку развитие дисбиоза характеризуется не банальным дефицитом представителей облигатной и/или факультативной микрофлоры, а является индикатором, свидетельствующим о нарушении микроэкосистемы, простого назначения пробиотиков с целью коррекции микробиоценоза бывает явно недостаточно. Главной целью врача должно стать не «засевание» слизистой кишечника пациентов нормальной микрофлорой, а восстановление микробиоценоза ЖКТ и плотности колонизации индигенной микрофлоры. Достижение данной цели возможно:

  • благодаря диетотерапии;
  • устранению действия экзо- и эндогенных факторов, вызвавших и поддерживающих нарушение микробиоценоза (хронические воспалительные процессы различной локализации, образ жизни и характер питания, онкологические заболевания и т. д.);
  • ограничению колонизации слизистой ЖКТ условно-патогенной микрофлорой (селективная деконтаминация);
  • абсорбции и удалению токсических веществ из просвета ЖКТ;
  • восстановлению функциональной активности органов ЖКТ (кислотность желудочного сока, моторно-эвакуаторная активность кишечника; оптимизация функции гепатобилиарной системы и т. д.);
  • назначению биопрепаратов (про-, пре- и синбиотиков), создающих и поддерживающих оптимальные условия, способствующие восстановлению микробиоценоза и оказывающих заместительные функции.

Пребиотики представляют собой химические компоненты (микробного и немикробного происхождения), способные избирательно стимулировать рост и/или метаболическую активность одной или нескольких групп бактерий, входящих в состав нормальной индигенной микрофлоры. Комбинированные препараты, в состав которых входят бактерийные препараты и стимуляторы роста, обозначают как синбиотики.

Согласно современным представлениям [10], штаммы, используемые в качестве пробиотиков, должны отвечать следующим критериям: а) быть безопасносными для человека; б) быть резистентными к действию кислого содержимого желудка, желчи и ферментам поджелудочной железы; в) обладать выраженными адгезивными свойствами в отношении эпителиальных клеток слизистой оболочки ЖКТ; г) проявлять антимикробную активность; д) ингибировать адгезию патогенных бактерий; е) быть резистентными к действию антибиотиков; ж) сохранять стабильность при хранении препарата.

Наиболее часто в качестве пробиотиков используют различные виды лакто- и бифидобактерий (табл. 4).

Предпочтение, отдаваемое препаратам, содержащим молочнокислые бактерии Lactobacillus spp. и Bifidobacterium spp., обусловлено тем, что они резистентны к действию желудочного сока, желчи и ферментам поджелудочной железы, легко адгезируются и колонизируют слизистую оболочку кишечника.

В целях повышения клинической эффективности пробиотиков в настоящее время предпочтение отдается разработке и использованию комплексных препаратов, в состав которых входит несколько штаммов бифидо- и лактобактерий, витаминные комплексы, пектины, что, как полагают, способствует повышению их адгезивности и колонизации слизистой оболочки кишечника. Капсульные формы также имеют определенные преимущества как в стабильности препарата, так и в сохранении активности штамма при прохождении через кислотный барьер желудка.

К таким препаратам относятся Линекс, Бификол, Ацилакт, Аципол, Бифистим и др. Длительность курса лечения пробиотиками обычно составляет от 2 нед до 1–2 мес. Прием пробиотиков целесообразно сочетать с употреблением щелочных растворов (столовые минеральные воды).

Клиническая эффективность пробиотиков связана с колонизацией слизистой оболочки кишечника и заместительным восстановлением функций нормальной индигенной микрофлоры кишечника (табл. 3), что обеспечивает создание микроэкологической среды, способствующей восстановлению индигенной микрофлоры. Хотя штаммы бактерий, используемые в производстве пробиотиков, отобраны из состава микрофлоры ЖКТ человека, они все же не обладают длительной колонизационной резистентностью и элиминируются из кишечника в течение 3–7 нед.

В последние годы широкое распространение в качестве пробиотиков получил препарат Энтерол, в состав которого входят дрожжи Saccharomyces boulardii. Данные дрожжи не входят в состав нормальной индигенной микрофлоры ЖКТ, однако обладают выраженными антагонистическими свойствами в отношении широкого спектра патогенных и условно-патогенных бактерий, сохраняют жизнеспособность при транзите по ЖКТ, абсолютно резистентны к действию любых антибактериальных препаратов (чувствительны только к противогрибковым препаратам). Спектр их ферментативной активности, по данным современных исследований, обеспечивает им участие в процессах пищеварения и обмена веществ. Saccharomyces boulardii относят к самоэлиминирующимся штаммам, поскольку их элиминация происходит в течение 3–4 дней после прекращения приема препарата. Обычный курс лечения Энтеролом составляет 7–10 дней.

Все большее внимание при восстановлении микробиоценоза кишечника уделяется относительно новому классу препаратов — пребиотикам, важнейшим требованием к которым является селективность действия только на индигенную микрофлору без усиления роста и размножения токсинпродуцирующих клостридий, токсигенных штаммов кишечной палочки и протеолитических бактероидов. Использование этих препаратов возможно только в случае доминирования в составе индигенной микрофлоры кишечника бифидо- и лактобактерий.

Наиболее часто используемыми пребиотиками являются Хилак форте и различные препараты пищевых волокон (кукурузные хлопья, крупы, хлеб).

Хилак форте содержит субстраты продуктов обмена индигенной микрофлоры кишечника, способствующих регенерации эпителиальных клеток слизистой оболочки кишечника и быстрому восстановлению нормофлоры. Препарат обычно назначают по 40–60 капель 3 раза в день в небольшом количестве жидкости (за исключением молока). Дозы и длительность приема препарата определяются индивидуально.

Клиническая эффективность комбинированных препаратов пробиотиков и пребиотиков (синбиотиков) пока остается малоизученной ввиду недостаточно накопленного опыта.

Вопросы безопасности использования пробиотиков

Длительный опыт клинического применения пробиотиков способствовал распространению и укреплению мнения их безопасности. Однако публикуемые в медицинской печати (особенно в последние годы) данные клинических наблюдений свидетельствуют о необходимости более глубокого анализа вопросов безопасности применения пробиотиков [32].

В настоящее время полагают, что оральный прием живых бактерий теоретически может быть ответственен за четыре типа побочных эффектов: а) развитие инфекционных процессов, обусловленных штаммами, входящими в состав пробиотиков; б) развитие метаболических расстройств; в) чрезмерная иммуностимуляция лимфатического аппарата кишечника; г) формирование новых клонов бактериальных штаммов за счет передачи генов, ответственных за экспрессию факторов патогенности.

Наибольшую настороженность вызывает возможность развития инфекционных процессов. Поскольку пробиотические штаммы бактерий отобраны из числа представителей индигенной микрофлоры, риск развития инфекционных процессов оценивается как очень низкий, но возможный. Данный тезис подкреплен целым рядом клинических наблюдений и обзорных статей, в которых описываются случаи развития бессимптомной бактериемии, тяжелого сепсиса, эндокардита, пневмонии и абсцессов, вызванных лакто-, бифидо- или другими бактериями [33, 34]. Поступление бактерий в кровоток возможен вследствие их транслокации через слизистую оболочку кишечника. Чаще всего факторами риска, связанными с бактериемией Lactobacillus, являются патологические процессы ЖКТ, обусловливающие снижение защитных барьерных функций, повышающих проницаемость слизистых оболочек кишечника (опухоли ЖКТ, травмы, операции) и иммуносупрессивные состояния.

Многие авторы отмечают, что бактериемию Lactobacillus очень трудно диагностировать, поскольку данный тип бактерий тяжело культивировать и идентифицировать, а в тех случаях, когда получают рост, это нередко расценивается как контаминация. Наиболее часто инфекционные процессы были обусловлены Lactobacillus rhamnosus, Lactobacillus fermentum и Lactobacillus casei.

Enterococcus faecium и E. faecalis тоже могут обусловить развитие инфекционных процессов. Кроме этого, уже имеются указания на появление ванкомицин-устойчивых штаммов энтерококков.

Определенное беспокойство вызывает и широкое применение препаратов, содержащих дрожжи — Saccharomyces boulardii, что связано с диагностируемой фунгемией [35]. Большинство исследователей отмечают, что развитие фунгемии обусловлено воздействием Saccharomyces boulardii на сосудистые катетеры.

Итак, дисбиотические нарушения ЖКТ — актуальная проблема практического здравоохранения, требующая глубокого теоретического, экспериментального и клинического исследования. Несмотря на то, что применение пробиотиков и является важной составной частью коррекции микробиоценоза, оно не должно являться самоцелью.

По вопросам литературы обращайтесь в редакцию.

В. А. Малов, доктор медицинских наук, профессор
Н. М. Гюлазян, кандидат медицинских наук
ММА им. И. М. Сеченова, Москва

Дисбактериоз кишечника: все, что нужно знать про анализ

Какие бактерии живут в нашем пищеварительном тракте? Зачем они нужны и можно ли без них обойтись? Что такое дисбактериоз и как его избежать? Чтобы разобраться в этой сложной теме, мы обратились к эксперту ЛабКвест!

Володин Олег Борисович , заведующий подразделением микробиологии LabQuest, провел экскурсию по лаборатории, ответил на вопросы и даже показал, как проводится исследование на дисбактериоз.

Для чего нужны бактерии в кишечнике?

Бактерии в кишечнике выполняют очень важные функции: помогают в пищеварении, поддерживают иммунитет, участвуют в обменных процессах, стимулируют кишечную перистальтику. В здоровом кишечнике присутствует достаточно разнообразный состав флоры. Это аэробные и анаэробные бактерии, дрожжи, а также небольшое количество условно-патогенных энтеробактерий. Например, та же типичная кишечная палочка, в норме, должна присутствовать.

Почему возникает дисбактериоз?

Для начала, определим, что же такое дисбактериоз . Этим термином принято называть любое нарушение баланса микрофлоры в нашем организме. Другой важный термин – микробиоценоз – означает совокупность разных видов микроорганизмов в определенной локализации.

В современном мире один из главных факторов, который приводит к дисбактериозу, — это бесконтрольный прием антибиотиков.

Мы привыкли лечить себя сами, хотя это в корне неправильно. Нам проще побыстрее принять знакомое лекарство и поскорее выйти на работу. Такое самолечение приводит к невосприимчивости микроорганизмов к антибактериальным препаратам и к затяжным дисбиотическим состояниям.

Поэтому даже если вы уже сталкивались с похожими симптомами и помните, чем лечились в прошлый раз, все равно необходимо проводить лечение под контролем врача и по результатам бактериологического посева.

Также к дисбактериозу могут приводить такие факторы, как: длительное употребление алкоголя и сильнодействующих веществ, наличие заболеваний желудочно-кишечного тракта, регулярное употребление в пищу фастфуда, жирной и острой пищи, хронические системные заболевания.

В каких ситуациях назначается анализ на дисбактериоз?

Анализ назначается при любом нарушении флоры или при соответствующей симптоматике, кишечных расстройствах (тошноте, метеоризме, вздутии, диарее, запорах и т.п.).

О чем может рассказать исследование?

Исследование на дисбактериоз выявляет нарушение микрофлоры кишечника, оценивает количественный и качественный состав микрофлоры.

Нужно понимать, что кишечник – это нестерильный локус , то есть он в норме заполнен большим количеством бактерий. Такая совместная форма существования человека и бактерий взаимовыгодна. Это своего рода комменсализм, потому что одному виду без другого полноценно жить довольно трудно.

Как проводится анализ?

Анализ проводится из нативного материала, то есть на анализ присылают кал. Наша цель – изучить микробиоценоз локуса. Мы делаем многократное разведение биоматериала, из определенного разведения делается микробиологический посев на необходимые селективные питательные среды. Каждая среда содержит ингибиторы роста одних бактерий и катализаторы роста других. Простыми словами, наша задача – создать наиболее комфортные условия для роста каждого микроорганизма.

Среди всех наших лабораторных исследований анализ на дисбактериоз «лидирует» по количеству используемых питательных сред. В остальных исследованиях используется максимум 3-4 питательных среды. А в анализе на дисбактериоз используется целых 11 питательных сред, потому что микрофлора кишечника очень разнообразна.

Из чего состоит любой микробиологический анализ? Сначала делается посев на чашку, затем производится термостатирование в определенных условиях в течение необходимого времени (обычно от 2-3 до 4-5 суток) и, наконец, производится просмотр этих чашек. Просмотр осуществляется врачом-бактериологом. Врач знает, какие существуют бактерии, какая у них морфология, как они выглядят на чашке Петри. Первая задача, стоящая перед врачом – провести идентификацию организма, то есть присвоить ему родовое и видовое название.

За этим следует автоматизированный этап. Выросшую в чашках Петри культуру помещают в специальный аппарат – масс-спектрометр. Это уникальный аппарат, который есть далеко не в каждой лаборатории. Он занимается распознаванием микроорганизма. У каждого микроорганизма есть уникальный идентификатор – рибосомальный белок. Его можно сравнить с отпечатками пальцев у человека. С помощью этого белка и происходит идентификация. Масс-спектрометр обладает обширной базой штаммов микроорганизмов: на данный момент их около 8 тысяч, и она пополняется каждый год.

Большинство лабораторий идентифицируют микроорганизмы с помощью классических бактериологических методик. Это занимает гораздо больше времени. Исследование на масс-спектрометре позволяет провести тест в течение 25-30 минут. Но в любом случае, прежде всего, колонии должны сформироваться естественным образом, приобрести привычную морфологию. Идентификацию можно провести только при соблюдении определенных условий: наличия чистой культуры и изолированных колоний.

Важно знать, что бактериология из всех лабораторных методик одна из самых продолжительных по времени. Исследование на дисбактериоз занимает до 5 дней. Почему оно такое продолжительное? Все просто: микроорганизму нужно время, чтобы вырасти и сформироваться. Пока не будет получен достаточный рост микроорганизма, пока мы не получим чистую культуру и изолированные колонии, нам не с чем будет работать — не будет предмета для исследования. Время проведения анализа также зависит от дополнительных заказанных исследований – например, на чувствительность к антибиотикам или бактериофагам. Это увеличивает срок изготовления анализа. Минимальный срок изготовления анализа – 2-3 суток. Мы можем выдать результаты некоторых микробиологических исследований, если за это время не было выявлено роста определенных микроорганизмов.

Анализ на дисбактериоз кишечника можно сдать в любом офисе ЛабКвест:

Стратегия в коррекции нарушений микробиоценоза кишечника

ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ И КОЛЛЕГИ, А ТАКЖЕ ВСЕ, КТО ИНТЕРЕСУЕТСЯ ВЕСЬМА АКТУАЛЬНОЙ ПРОБЛЕМОЙ ПОДДЕРЖАНИЯ И ВОССТАНОВЛЕНИЯ КИШЕЧНОЙ МИКРОБИОТЫ!

По данным Всемирной организации здравоохранения, до 95% жителей земного шара страдают дисбактериозом (дисбиозом) кишечника. Практически ни одно заболевание не протекает без негативных последствий для кишечной микробиоты. Но самым распространенным губительным действием на кишечные микробы является использование антибиотиков. У относительно здорового человека с массой тела около 70-75 кг в толстой кишке находится около 2-2,5 кг живой биомассы микроорганизмов (нормобиоты), а количество видов достигает 1-1,5 тыс. (!).

Каждый врач, и пациент в том числе, должны понимать, что используемый антибиотик не выбирает точку приложения в организме и в конечном итоге будет подавлять все микробы, которые к нему чувствительны. Применение антибиотика при пневмонии, цистите, бронхите и т.д., как говорится, и лечит, и калечит. С одной стороны, помогает излечить основное заболевание, ради которого его назначили, а с другой, наносит огромный сопутствующий вред чувствительной микробиоте, и в первую очередь, кишечной, одновременно значительно понижая колонизационную резистентность слизистой оболочки желудка и кишечника. При банальном использовании антибиотиков содержание полезных микроорганизмов может снижаться в кишечнике на 3-6 порядков, т.е. в тысячу-миллион раз!

Уже более 50 лет как в нашей стране, так и во всем мире для коррекции микроэкологических нарушений в кишечнике (дисбактериоз, дисбиоз) основными средствами (95-97%) служили препараты на основе живых микробов — пробиотики. В обычной лечебной практике, если врач при анализе кала на дисбактериоз выявлял снижение того или иного вида нормальной микробиоты, то он в первую очередь назначал пациенту пробиотик на основе того вида нормобиоты, дефицит которого зафиксирован. Мало бифидобактерий, давайте «добавим» бифидобактерии в составе того препарата, который врачу больше нравится, и т.д.

В последние годы была пересмотрена стратегия по поддержанию и восстановлению кишечной микробиоты!

Группе российских ученых (около 60 научных работ, 2010-2019 гг., 2 Международных научных открытий, более 10 патентов на изобретения) удалось получить убедительные доказательства того, что использование традиционных препаратов на основе живых микробов — пробиотиков — является не самым эффективным и безопасным путем коррекции микроэкологических нарушений в кишечнике.

Было установлено:
До толстой кишки (основной ареал обитания нормобиоты) в среднем доходит живой всего 1 из 1 000 000 (миллиона) принятых внутрь микробных клеток в составе пробиотика. Выживаемость живых клеток при транзите по желудочно-кишечному тракту составляет менее одной десятимиллионной доли процента. И никакие кислотоустойчивые капсулы, применяемые в некоторых пробиотиках, не спасают ситуацию: выживает не 1, а 4-5 клеток.

У каждого человека в кишечнике находятся свои индивидуальные штаммы (аутоштаммы) лактобацилл, бифидобактерий, кишечной палочки и т.д. А пробиотики изготавливают на основе «универсальных» производственных штаммов микробов. Дошедшие живыми до толстой кишки пробиотические клетки более чем в 70% случаев вступают в антагонистические взаимоотношения с аутоштаммами микроорганизмов пациента, проще говоря, обладают бионесовместимостью.

Пробиотические микробы обладают лимфоцитотоксическим действием, т.к. иммунная система пациента способна определить, какие микроорганизмы (свои или чужие) поступают в желудочно-кишечный тракт. Пробиотические микроорганизмы всегда являются чужеродными для индивидуальной микробиоты пациента.

Существовавший несколько десятилетий тезис о заместительном действии пробиотиков оказался мифом. Пробиотические клетки, дошедшие до толстой кишки в жизнеспособном состоянии, не приживаются в слизистой оболочке кишечника.

В пробиотиках основным действующим началом оказались не микробные клетки, как априорно считалось ранее, а продукты их жизнедеятельности — экзометаболиты, а сами микробные клетки только тормозят процесс восстановления микробиоты при дисбактериозе.

Одновременный прием тех или иных пробиотиков с антибиотиками, о чем постоянно твердят телевизионные рекламные ролики, на самом деле является абсурдным с научной точки зрения и необоснованным. Пробиотические клетки чувствительны к большинству антибиотиков даже в тех небольших концентрациях, которые создаются антибиотиками в крови, а в кишечнике концентрации антибиотиков создаются в десятки-сотни раз выше. Очевидно, что такая реклама вводит потребителя в заблуждение и, видимо, преследует только коммерческие цели.

Получены убедительные доказательства того, что чужеродные пробиотические микроорганизмы обладают биологически опасным потенциалом – при повышенных дозировках способны инициировать транслокацию кишечной микробиоты в брюшную полость и кровоток экспериментальных животных, приводящей к их гибели от инфекционно-токсического шока. При этом культуры аутоштаммов кишечной микробиоты, вводимые в тех же дозах, патологических реакций не вызывают.

Извечный российский вопрос — что делать?
Ответ простой, и в настоящее время он находит полное понимание и согласие у специалистов в данной области — поддерживать и восстанавливать свою собственную индивидуальную микробиоту, ту, которая сформировалась у вас после рождения. Это значительно эффективнее и безопаснее, чем пытаться заселить кишечник «хорошими», но чужими штаммами микроорганизмов!

Самое важное, что этот вывод многократно доказан и научно обоснован.

Достигнуть этого можно только:

  • Путем использования узконаправленных пребиотиков, т.е. препаратов, в составе которых отсутствуют живые микробы, но есть вещества, селективно стимулирующие размножение индивидуальной микробиоты пациента. Данный класс препаратов представлен на российском рынке. Наиболее эффективным и изученным из них являются Стимбифид.
  • Путем использования метабиотиков (метаболитных пробиотиков), т.е. препаратов, содержащих продукты жизнедеятельности микроорганизмов нормальной микробиоты, — экзометаболитов. Данный класс современных препаратов находится на стадии разработки.
  • Путем использования композиции пребиотиков и метабиотиков (метапребиотиков), т.к. механизмы действия у них разные, а цель одна – эффективное и безопасное поддержание и восстановление индивидуальной (индигенной) микробиоты ЖКТ. Первым в мире и наиболее изученным метапребиотиком является Стимбифид плюс.

Пребиотики и метабиотики имеют неоспоримые преимущества перед препаратами, содержащими живые микробы (пробиотиками), а именно:

  • Высокая биодоступность, т.к. пребиотические вещества доходят до толстой кишки на 95-97% в неизменном виде (у пробиотиков — менее 0,00000001%). На них в отличие от пробиотиков не влияют агрессивные факторы желудочно-кишечного тракта — кислотность, ферменты, желчь, перекисные соединения, иммуноглобулины и т.д.
  • В отличие от пробиотических микробов пребиотики не вступают в конфликт (антагонистические взаимоотношения) с собственной микробиотой пациента, они, наоборот, служат эксклюзивной пищей для нее.
  • После ферментации (утилизации) собственными штаммами нормобиоты пациента пребиотики создают благоприятные метаболические условия для её дальнейшего существования в активном состоянии путем закисления внутриполостной среды (снижения pH).
  • Пребиотики и метабиотики в отличие от пробиотиков не только можно, но и нужно при необходимости принимать одновременно с антибиотиками. Во-первых, антибактериальные препараты не инактивируют пребиотики и метабиотики, т.к. в них нет живых клеток, а во-вторых, одновременный прием позволяет защитить кишечную микробиоту пациента от негативного сопутствующего воздействия антибиотиков, назначенных при инфекционной патологии других органов.

Этот очень важный вывод научно обоснован в экспериментальных работах группы российских ученых и получил подтверждение в клинической практике Учебно-научного медицинского центра УД Президента РФ.

И самое главное, пребиотики и метабиотики поддерживают и восстанавливают собственную кишечную микробиоту пациента, а не пытаются безрезультатно заселить слизистую кишечника «хорошими», но чужими для него штаммами микроорганизмов. Процесс восстановления индигенной (собственной) микробиоты всегда протекает наиболее эффективно и безопасно, т.к. она является составной частью сформировавшегося микробиоценоза еще с рождения индивидуума и ей не нужно «проходить паспортный контроль» перед иммунной системой и организмом в целом.

Метапребитики, а именно Стимбифид плюс, существенно повышают колонизационную резистентность слизистой оболочки ЖКТ, приводя к выраженному противоинфекционному эффекту: в желудке – к эрадикации хеликобактер пилори (в виде монотерапии!), а в кишечнике – к блокированию бактериальных кишечных инфекций (сальмонеллёза, кишечного иерсиниоза, псевдотуберкулёза и токсигенного эшерихиоза).

C глубоким уважением, президент научного общества «Микробиота» Чичерин И.Ю.

В дополнение к написанному:

В последнее время не только у врачей и учёных сформировалось понимание того, как правильно поддерживать и восстанавливать кишечную микробиоту, но и у широкой общественности появилось аргументированное мнение, что настойчиво рекламируемые пробиотики не решают лечебных проблем и служат только коммерческим целям их производителей. Смотрите сюжет одного из центральных каналов российского ТВ.

Микробиоценоз кишечника — это целый невидимый мир.

Масса всех микробов, живущих в кишечнике одного человека, составляет около двух килограммов. В норме в кишечнике преобладает молочнокислая микрофлора (бифидобактерии и лактобактерии), анаэробные стрептококки, кишечная палочка, энтерококки и другие микроорганизмы. Нормофлора у каждого человека индивидуальна по своему составу. Большую часть микрофлоры (микробиоценоза) представляют микроорганизмы, которые сосуществуют с человеком на основе симбиоза. Расщепляя белки, соперничая с болезнетворными микроорганизмами и выживая их со своей территории, эти бактерии сами приносят пользу, синтезируя витамины. Основная масса микробов получает от человека пользу в виде питательных веществ, постоянной температуры и влажности, защиты от ультрафиолета. Самые многочисленные и незаменимые представители полезной микрофлоры — это бифидобактерии. Вырабатывая молочную и уксусную кислоту, они препятствуют размножению патогенных микроорганизмов.

Условно-патогенные микроорганизмы (УПМ) желудочно-кишечного тракта в небольших количествах не приносят существенного вреда, но при определенных условиях становящиеся болезнетворными.

К условно-патогенной микрофлоре относятся:

  • гемолизирующая кишечная палочка;
  • кокки (стафилококки, энтерококки, золотистый стафилококк, сапрофитный и эпидермальный); лактозонегативные энтеробактерии (серрации, протей, клебсиелла, цитобактеры, гафнии, энтеробактеры);
  • синегнойная палочка, которая является одной из самых опасных для организма;
  • клостридии, которые непросто обнаружить с помощью лабораторного анализа.

Несмотря на свою пагубную деятельность, условно-патогенные микроорганизмы нужны нормальной микрофлоре. Именно поэтому их называют «условно патогенными». Но если меняется «микробный пейзаж», то есть наблюдаются качественные и количественные изменения состава микробных ассоциаций в желудочно-кишечном тракте, то, скорее всего, вам грозит дисбактериоз и другие неприятные заболевания.

Дисбактериоз не развивается у здоровых людей, это своеобразный сигнал о неблагополучии в организме. Если у здоровых людей в диcтальных отделах тонкой кишки и в толстой кишке преобладают лактобактерии, анаэробные стрептококки, кишечная палочка, энтерококки и другие микроорганизмы, то при дисбактериозе равновесие между этими микроорганизмами нарушается, обильно развивается гнилостная или бродильная флора, грибы, преимущественно типа Candida.

Неправильное питание, постоянные стрессы, неблагоприятная экология, бесконтрольный прием антибиотиков — вот причины, по которым жители больших городов имеют наибольшие шансы заработать дисбактериоз.

Необходимо помнить, что дисбактериоз — это не отдельное заболевание, а клинико-лабораторный синдром, возникающий при целом ряде заболеваний. Он имеет большое количество видов и форм, зависящих от основного заболевания и непосредственного возбудителя, приведшего к изменению микрофлоры кишечника, поэтому, в первую очередь, необходимо лечить заболевание, которое послужило причиной возникновения дисбактериоза.

Успешно справляются с дисбактериозом процедуры гидроколонотерапии. При мониторном очищении толстого кишечника вымываются каловые массы, а организм избавляется от патогенной микрофлоры. В «освобожденном», очищенном кишечнике создаются благоприятные условия для развития полезной микрофлоры (численности бифидобактерий и лактобацилл кишечника), а они не только способствуют пищеварительному процессу и усилению всасывания микроэлементов, синтезируют такие важные вещества, как аминокислоты, белки, витамин К, витамины группы В, но и обладают защитным (иммуномодулирующим) действием.

Для борьбы с дисбактериозом кишечника необходимо пройти в клинике Neo Vita процедуру гидроколонотерапии, отзывы пациентов подтверждают эффективность, комфорт и абсолютную безопасность терапии при условии высокой компетентности персонала и самого профессионального оборудования кабинета гидроколонотерапии в Москве.

Cертификаты отображаются только в полной версии сайта

Читать еще:  Анализ крови на ТТГ: норма по возрастам в таблице
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
Микрофлора